//Скриптонит. Уроборос.

Скриптонит. Уроборос.

СКРИПТОНИТ | Уроборос (2017)

Знаете, есть такая весьма объемная книга Макса Штирнера «Единственный и его собственность», которая была написана ещё лет 150 назад. Читать вам её не рекомендую, ибо можно сломать себе лицо и мозг. Но несмотря на всю её внушительную толстоватость, основная мысль весьма проста: в моей голове есть не только я, но и другие. Они отравляют рассудок своими абстрактными представлениями о мире и предположениями, объясняющими все вокруг. Благодаря этим «другим» жизнь обретает некий смысл, а приоритеты и желания упорядочиваются и компонуются. Иными словами, это чужие заставляют тебя курить, хотеть новые шмотки и побрякушки, кекать в комментариях и дрочить вечерами под выбранный прон; благодаря им ты на людях скрываешь эмоции и чувства, подражаешь каким-то кумирам и делаешь то, что делать вроде бы как надо. Единственный способ освободиться — выгнать их ссаными тряпками или забить камнями до потери пульса, став только собой. В этом мышлении лежит радикальный индивидуализм и анархизм. К слову, на этой же философии основывается пылящийся средь легенд «Бойцовский клуб».

Вот чего-то такого иногда и хочется услышать от музыканта, понимаете? Засирать голову альбомами-сторителингами, обильно приправленными панчами-ланчами — это все, конечно, круто, но тем не менее хочется порою уловить чей-то голос из колонок и услышать действительно живого человека, который не прикрывается образами и гуччи-линзами. Не на одном же вайбе зиждется, мать его, хип-хоп. И вот в декабре прошлого года выходит двойной альбом Скриптонита, который сразу же окрестили все вокруг вторым «Домом», а потом «раскрестили» назад, потому как хитов на альбоме не было обнаружено. Естественно, люди ждали совершенно другой музыки и, услышав «Уроборос», глубоко разочаровались, выпалив скудный комментарий в духе «омагад, как же это скучно и ни слова опять не понятно». Но у меня после второго-третьего прослушивания сложилось ощущение, что добрая половина этих людей вообще нихуя не выкупает.

Что такое «Уроборос» целиком? Хочешь понять? Вот говно, вот лопата. Соберись как-нибудь в кругу своих рук и ног, выключи телевизор и интернет, ну и начинай копать внутрь себя, попутно выкорчевывая из этого кала уже окаменевшие коренья, застрявшие там ещё на рассвете мезозойской эры. Через усилия и отвращение, сквозь религию, толерантность, несбывшиеся мечты, нищету. Вывали из себя не вымученные истории любви к однокласснице-нимфетке, а что-то действительно хреновое, чтобы смотреть было тошно. И когда вся эта поебень будет перед глазами, напиши к ней отличное музло и дай послушать людям. Даже не так. Усложним задачу: попробуй это людям продать.

И я верю этому альбому и человеку, который стоит за ним. Верю, потому что не вижу этого до боли остопиздевшего лозунга «альбом о наболевшем». Это не аудиокнига про жизнь персонажа из вымышленного города. Не ответ хейтерам и тем распутницам, что не отвечали взаимностью, даже когда ты за них делал домашку по физике. Не нытье о том, как раньше было плохо, но вот теперь добился, а посему все прочие обязаны пешим строем шагать прямиком во пизду. Это исповедь человека, который скакнул из грязи в князи, и у которого по итогу сорвало крышу от этого. Почему-то меня цепляет все то, что Скриптонит сказал этим релизом. «Мы поем оды пачкам, орем что-то в чужих тачках». В двух этих строках я почему-то почувствовал такую титаническую усталость от всего на свете, какой я даже на альбоме Хаски не слышал. И мне не понадобилось ни одной лишней вычурной метафоры, чтобы проникнуться тем, что у человека рвется наружу.

И тут есть вообще всё и обо всём. О доме, семье, ребенке, деньгах, «прилипнувшем» образе, друзьях и в целом о жизни. Настоящая анархия разума, который всеми силами гонит тех самых «других» из первого абзаца этого текста прямиком в могилу. Никакой попытки сделать трек для радио или клубов, ни намека на хитовость. И как это все звучит? Каждый текст, слог, сильная доля — все идеально сочетается и гармонирует. Вся эта желчь вперемешку со флешбеками настолько выверена и настолько грамотно ложится в музыку, что вызывает диссонанс в голове. Как можно свое дело с такой силой обожать, поправляя каждый фоновый звук, будто волосы любимой женщины; и одновременно ненавидеть, чтобы под это завораживающее музло говорить такие вещи. Я рос ещё на том околоподъездом хип-хопе, где мало кто думал о форме и содержании. И я до сих пор не могу понять, как трек с названием «Внатуре» может настолько качественно звучать и гипнотизировать, что аж хочется воскликнуть: «Да ёб твою мать, как это глубоко нахуй». Даже водки захотелось.

И все это по итогу выглядит как хорошая точка. Когда человек сказал все, что хотел сказать и может спокойно, закрыв все гештальты, закрыть и дверь за собой. Курт Кобейн, например, в такие моменты себе в лицо стрелял и из жизни уходил, а вот Скриптонит пока вроде только как из рэпа сваливает. Молодец, держится. Слава, успех, деньги, известность, бабло и наркота — нам этого не понять, покуда наши ебальники не смотрят на прохожих с городских афиш. И нам не понять, как на самом деле кроет людей в подобном положении и сколькими сортами говна пропитана изнанка этого шоу. Но, абстрагируясь от предвзятого отношения к мирским проблемам любого рода, хочу сказать одно: неважно, насколько сказанное в «Уроборосе» личное и насколько это значительно по меркам общества. Важно, что теперь это все скорее даже больше наше, чем когда-либо было его.