//Мы избалованные маленькие засранцы.

Мы избалованные маленькие засранцы.

Пришло время дебютировать на нашем сайте и одному из основателей «Рубеля» — Павлу Козлову.


Трапеза. Вам не кажется, что это слово чересчур смешное? Трапеза. Звучит так, будто достаёшь из задницы кучу разноцветных платочков, а они не заканчиваются. Причем все это приправлено громкой музыкой вальса и пляшущими карликами в клоунских костюмах вокруг всего действа. Тебе кажется, что это совершенно ploho? Или буерак случился? В этом месте я начинаю сильно кашлять, харкать желчью, что ты только что увидел. Следующая волна — волна эпилепсии. Трясущегося, но стоящего на ногах, меня окружают подростки в «Юности» и «Вэнсах». Я пытаюсь позвать на помощь, но вместо этого вырывается: «Встану рано утром, закурю сигарету…» Толпа рукоплещет.

Далее меня пытаются избить ногами, но не получается. Мое тело выплясывает «чунга-чангу» под ритмичную мелодию прекрасных дам вхоре, извергая поток желчи на мерзкий фэйс.
Рампы гаснут. Проходит три миссисипи. Две рампы снова загораются. Белоснежные лучи опускаются на центр амфитеатра. Красные классически шторы. Меж ними ступает нога в брюках и туфле. Потом появляется целиком человек в костюме и при галстуке. Это, кстати, опять я. И продолжаю вещать.


Ну так вот к трапезе. Термин, как мы все понимаем, связанный с поглощением чего-либо, приправленного не только вкусностями, но и приятными беседами; где-то даже светскими… богемными. Трапеза — это способ поглощения, с явным признаком получения удовольствия от каждой составляющей процесса поглощения. И мы — люди — приложив некоторые усилия, начинаем думать, мыслить, сравнивать и анализировать. Так что понятие «трапеза» мы спокойно можем перенести в область музыкальную. Переведем, как говорится, полюс действия от пищи материальной к пище духовной — к российской музыкальной индустрии. На первый взгляд, мы увидим что? Правильно, однородную серую массу с парой-тройкой различных молекул; некий клон западной музыкальной клетки. В другом случае, когда вышеуказанный объект рассматривается более пристально, становятся заметным люминесценция из редких объектов, что способны образовать новый и интересный вид, способный к выживанию в жесткой среде, обогащенной кислородом. Остальная часть более рассматриваемого объекта состоит из серых масс, черной пустоты и продуктов воспаления. И никакие мольбы, заклинания, призывы чертей, глаза Саурона, железные человеки, Чаки Норрисы, Джеки Чаны, Путин, и даже сам Г… не помогут мелким хоббитсам дойти до плоскости «не плоскости» своего развития.

Мы капризны. Как в музыке и культуре, так и в жизни. Жаждем большего, чем у нас и так есть, кровное полноценное. Человеческой особи любого пола необходим крепкий долгий беззаботный сон, счастье, чьи цифры (если бы счастье можно было измерить) должны тянуться до бесконечного большого числа, и статусности. И все это заключено в основе теории о бабосе Виктора Олеговича Пелевина. В этой культуре неулыбчивых песиков рождаются люди, что тянутся к неизведанным горам Парнаса. В пути роста объектов отсеиваются самые слабые, неприспособленные к жестокой среде. Потом уходят из жизни дикие особи, что не могут расти без поддержки: их смывает первым же ливнем в сторону витрин магазинов, светящихся банкоматов и домов с не очень высокими заборами. Они будут возвращаться к своим корням, будут приходить на выставки новых культур, но так и не почувствовать главного. И есть третий вид, в народе именуемый «борзые» — дикие и беспринципные, в них нет ни страха, ни боязни; они настолько любят себя, что за красотой своего онанизма скрывают второсортный продукт. И благодаря третьему виду появляется большая масса молекул, которые на выходе и рождают сияние, пройдя через все тернии, выбравшись в итоге в кислородную среду.

Но завершающим этапом, к большому сожалению, становиться оценочное мнение, и, увы, не каждого из человека в отдельности. Многие опираются на мнение провозглашенных персон, которые в большей своей массе пропихивают второсортных друзей, либо просто пустышки, что не стоят и выеденного яйца. Нет, здесь я могу быть совершенно неправым, в том смысле, что «не стоят и выеденного бла-бла». Я не против этих артистов, ведь у них есть масса положительного, но в их тени погибают те, или остаются незамеченными те, что считают драгоценным даром все то, что происходило в музыке. «Незамеченные» тянутся к свету, превращая пазлы уже привычного в 3D модель диснеевского дворца. Но как только выходит релиз… Эти не заметили, эти пропустили, а этим было не до того, чтобы нажать на «плей», ведь «столько говна за месяц слушаешь, что нет сил снова нажать на эту иконку, за которой кроется очередная пытка». Кто-то просто постит всё, что только возможно за бабло. А особи платят, потому что больше делать нечего, иначе вообще не заметят никак. А нет большого числа хороших менеджеров, пиарщиков, потому что им жрать нечего, чтобы в таком количестве существовать. Везет не многим, поэтому все и берутся в основном за коммерческие проекты, в них есть сила и уверенность в завтрашнем дне (хотя бы на время).

А все почему? Вы не задаетесь вопросом? Потому что мы все, абсолютно ВСЕ избалованные мелкие засранцы. Мы хотим только вкусную конфетку и прямо в рот. Мы хотим ее бесплатно, мы хотим ее долго жевать, чтобы челюсть не уставала. Чавкать громко, и еще… чтобы замечания никто не делал. Вот так мы и хотим! Мы любим вкусное готовое музло, которое не надо искать, ведь его подадут на тарелке. Ведь даже очень талантливые музыканты, которых представляют старшие товарищи, остаются в стороне, максимум добираясь до статуса «андерграунд» (а в наше время это уже более обширное понятие и вполне себе такое достижение).

Есть несколько вещей, которые стоит перенять у Запада. Нашего большого музыкального брата. Именно брата, ведь внутри индустрии все дружат и не распределяют друг друга по гендерному признаку. Ты скажешь, что есть же бифы, диссы, драки. Но ведь братья тоже ссорятся, не все всегда в доме убрано. Но здесь всегда есть постоянное место гармонии. Стремление сделать что-то новое, не подражать, и быть искренними — вот, что стоит точно перенять у Западных артистов. А остальная масса лежит на ослабевших плечах нас. Ведь почему «там» на фестивалях сотни тысяч людей? Почему у «них» так много популярных лиц по всему миру. Лишь потому что они умеют СЛУШАТЬ БЛЯТЬ!, а не высмеивать самые небольшие ростки, не поддерживая, не веря, лишь потому что «ТАМ!» делают «просто ну пиздец как круто, пацаны»!!!

Это не крик души, а призыв. Это боль от происходящего. Прошлый год подарил нам бодрую надежду, осталось лишь пару корректировок до светлой стороны. Я верю, что еще пару лет, и наша культура действительно станет большой культурой, а не пустым подражанием.

И да, это все оценочное суждение. Я не критик, не музыкант, а так… хуило с горы. Добро пожаловать!